10 лет без Натальи Эстемировой
Спецпроект Правозащитного центра «Мемориал»
Наталья Эстемирова – одна из самых ярких правозащитниц, работавших в Чечне. Она была похищена и убита 10 лет назад, 15 июля 2009 года. Виновные не найдены и не наказаны до сих пор. Правозащитный центр «Мемориал», с которым сотрудничала Эстемирова, рассказывает о ней и ее работе.
Кто такая Наталья Эстемирова
Правозащитница Наталья Эстемирова
Наталья Эстемирова родилась 28 февраля 1958 года в городе Камышлов Свердловской области в русско-чеченской семье. Она окончила исторический факультет Грозненского университета, работала учительницей. Весной 1994 года у Натальи родилась дочь Лана.

После первой чеченской войны занялась тележурналистикой и общественной деятельностью, помощью бывшим узникам «фильтрационных лагерей» на территории Чечни.

В сентябре 1999 года начала сотрудничество с Правозащитным центром «Мемориал», став его ведущим сотрудником в регионе. В это время Наталья сблизилась с журналистом Анной Политковской, правозащитником Станиславом Маркеловым и их коллегами. Большая часть «чеченских» статей того времени — результат ее работы. Активно публиковалась в «Новой газете», после убийства Анны Политковской в 2006 году фактически заняла ее место в редакции.

Через нее проходили сообщения о похищениях и исчезновениях людей, о пытках и убийствах. Для Натальи это был не просто мониторинг — в каждом случае она пыталась помочь людям, обращаясь к властям и предавая преступления гласности.

Наталья Эстемирова была отмечена многочисленными международными наградами, включая премию Парламента Швеции «Право на существование» (2004), медаль Роберта Шумана (Европейский парламент, 2005), премию имени Анны Политковской (2007), учрежденную организацией Reach all women in war, премию Human Rights Watch Defender Award (2007).

Наталья жила как «свободный человек в несвободной стране», взаимодействовала с властями: входила в комиссию по инспекции тюрем, месяц возглавляла Общественный совет Грозного (с этого поста ее «уволил» президент Чечни). Наташа осознавала грозящую ей опасность: дважды после «бесед» с Рамзаном Кадыровым на несколько месяцев выезжала из России, но потом вновь возвращалась в Чечню.

Утром 15 июля 2009 года Наталью Эстемирову похитили неизвестные возле ее дома. Тело найдено в тот же день, около 15 часов, в Ингушетии, у села Гази-Юрт. Наталью убили выстрелами в грудь и в голову. Похоронена в Чечне, в селе Кошкельды.
Над чем работала Наталья Эстемирова
Зачистка в Новых Алдах
Информация о смерти 56 мирных жителей во время зачистки федеральными войсками
Об этой истории мир узнал случайно. «Рассказ помогавшей пострадавшим во время зачистки людям медсестры Асет Чадаевой записал на пленку кто-то из сотрудников военной комендатуры, а затем эта пленка каким-то образом оказалась у иностранных журналистов, и они ее показали», — так говорила «Коммерсанту» Эстемирова. В Чечне 2000-го нужно было скрывать всех, кто помогал в работе — кто снимал, кто передавал. Еще опаснее было говорить самой.

«Когда первая группа солдат — разведка — появилась на нашей улице, мой отец, брат и я стояли перед воротами дома. Они нам сказали: „Завтра близко к подвалам не подходите. Вот за нами придут настоящие крутые"... ≤...≥ Около 12 часов дня я услышала на улице первые выстрелы. На случай, если насиловать будут, я заранее привязала к себе гранату — ее можно было выменять на четыре пачки сигарет „Прима"... ≤...≥ В это время на скорости подъехал БТР, командир опять начал по рации с кем-то говорить, потом подошел ко мне. Брат выскочил вперед, закрывая меня, но тот говорит: „Я не трону, не бойся. Ты — медработник. Организуй как можно скорее захоронение убитых. Тут ребята в запарке ваших стариков уложили"», — из показаний медсестры Асет Чадаевой.

31 января и 1 февраля 2000 года боевики скрытно ушли из Грозного на запад и далее на юг, в горы. Только после этого федеральные силы начали занимать город. Двигаясь с востока на запад, они «зачищали» Грозный. 5 февраля подразделение федеральных сил в ходе «зачистки» учинило расправу над жителями предместья Грозного, поселка Новые Алды. Это один из самых кровавых эпизодов второй чеченской. Были убиты десятки мирных жителей: старики, инвалиды, женщины, дети. «Мемориал» располагает документальными подтверждениями убийства 56 человек. В «зачистке» участвовали бойцы 245-го мотострелкового полка и санкт-петербургского ОМОНа. Очевидцы рассказывали об их жестокости: людей убивали и грабили, дома поджигали, с женщин снимали украшения, насиловали.

Благодаря Наталье Эстемировой мир увидел кадры разрушенного поселка, услышал рассказы очевидцев. «Когда я приехала в Алды 20 марта 2000 года, здесь не было ни одного целого дома. Все было разрушено, — рассказывала она позднее. — Помню, как мы прятались с коллегами, когда на другом конце улицы появлялся БТР или „Урал", как нам помогали люди, которые хотели, чтобы мир узнал об их трагедии».

Спустя десять лет был создан 32-минутный фильм «Алды. Без срока давности» (авторы: Елена Виленская, Николай Рыбаков, Екатерина Сокирянская), в котором были использованы собранные Эстемировой материалы, а также видеозаписи, сделанные в первые дни после трагедии жителями поселка. Начиная с 2010 года, его показывают в годовщину трагедии.
Виновные в массовом убийстве в Новых Алдах до сих пор не установлены и не наказаны. Следствие по этому делу неоднократно прекращалось и затем возобновлялось. Европейский суд по правам человека признал Россию виновной в убийстве мирных жителей и в нерасследовании этого преступления.

Узнать больше
Гибель матери и пятерых
детей из-за обстрела села Ригахой
Расследование гибели мирных жителей во время
второй чеченской войны и после нее
8 апреля 2004 года штурмовик Су-25 российских военно-воздушных сил атаковал высокогорное селение Ригахой в Веденском районе Чечни. Когда началась бомбежка, местная жительница Маидат Цинцаева укрылась в доме и собрала вокруг пятерых детей (1999–2003 годов рождения). Бомба попала в дом, полностью разрушив его. Под завалом погибла вся семья. Осколками той же бомбы убило овец и лошадь, пасшихся неподалеку. В живых остались муж Маидат, Имар-Али Дамаев, бывший на кладбище в стороне от села, и их старший сын, семилетний Умар, находившийся в школе.

Сначала представители ВВС вообще отрицали какую-либо активность в том районе 8 апреля. «В пятницу фронтовые бомбардировщики в этом регионе России в воздух не поднимались... Сообщения некоторых российских и иностранных СМИ об этом полностью не соответствуют действительности», — сказал ИТАР-ТАСС начальник пресс-службы ВВС полковник Александр Дробышевский.

Утром 13 апреля в селение на вертолетах прилетали сотрудники военной прокуратуры. Они подтвердили факт бомбардировки, но сказали Дамаеву, что самолеты атаковали не село, а боевиков. Осмотрев развалины, военный прокурор решил, что оснований для возбуждения уголовного дела нет, поскольку дом был якобы разрушен в результате взрыва то ли газового баллона, то ли взрывного устройства, которое хранил у себя сам Имар-Али. Дамаев потребовал провести эксгумацию тел погибших. Военные ответили, что проведут эксгумацию позднее, потому что с ними нет судмедэксперта.

В тот же день в Ригахой приехала сотрудница Наталья Эстемирова. Она сфотографировала последствия бомбардировки, развалины дома, осколки авиабомбы с маркировкой. Жители самостоятельно вскрыли могилу, Эстемирова сняла тела на фото и видео.

Уголовное дело было возбуждено 16 апреля 2004 года. ПЦ «Мемориал» писал тогда: «За последние десять лет представители российских силовых структур уже не раз пытались отрицать свою причастность к бомбардировкам и артобстрелам населенных пунктов Чечни, утверждая, что "это они сами себя взрывают". В данном случае обстоятельства совсем не согласуются с подобными "версиями". Мы надеемся, что трагедия в селе Ригахой все же будет тщательно расследована, а виновные понесут наказание».

Однако дело расследовано по существу не было «в связи с невозможностью обнаружения лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых». В 2012 году Европейский суд по правам человека признал Россию ответственной за гибель семьи Дамаева и за нерасследование этого преступления.

Правозащитный центр «Мемориал» сообщал о многих случаях неизбирательных ударов по населенным пунктам и колоннам беженцев — сообщения за осень 1999 год были сведены в сборник «Точечные удары». Там среди прочего сообщается об ударе тактическими ракетами по центру Грозного 21 октября 1999 года, в ходе которого Наталья Эстемирова чудом выжила и о котором впоследствии свидетельствовала, до последнего времени пытаясь добиться возбуждения уголовного дела.

По нескольким делам (атака колонны беженцев 29 октября 1999 года, обстрел села Катыр-Юрт 4–5 февраля 2000 года) вынес решения Европейский суд по правам человека. В России все дела были прекращены за отсутствием состава или события преступления.
Имар-Али Дамаев и его разрушенный дом в селе Ригахой
Дело «Кадета»
История одного из первых приговоров
за преступления против мирных жителей в Чечне
2 января 2001 года на улице Павла Мусорова в Грозном на глазах у нескольких свидетелей силовики схватили 26-летнего Зелимхана Мурдалова и затащили в здание Октябрьского Временного отдела внутренних дел (ВОВД), находившегося неподалеку. Его отец Астемир Мурдалов вскоре начал поиски, но безрезультатно: в отделе отрицали сам факт задержания Зелимхана. Как выяснилось впоследствии, как раз в эти часы его жестоко пытали, а потом вывезли в неизвестном направлении. Зелимхан исчез.

Как позже установит следствие, оперуполномоченный из Нижневартовска Сергей Лапин (позывной — «Кадет») вместе с еще двумя офицерами несколько часов допрашивал Мурдалова в своем кабинете, избивал руками, ногами, резиновой дубинкой, безуспешно пытаясь сделать осведомителем. Мурдалова принесли в подвал, в камеру. Сокамерники Зелимхана потом описали Анне Политковской, что у Зелимхана была проломлена грудная клетка, размозжены половые органы, открытый перелом руки и серьезная травма головы: начались судороги. Пришедший врач пытался оказывать помощь, до полуночи сидел с Зелимханом, у которого началась агония. Сокамерники читали над ним молитвы. Наутро Лапин с подельниками унесли Мурдалова из ИВС, и больше его никто не видел. В журнале регистрации ИВС значилось, что он освобожден утром 3 января, а рядом — подделанная подпись Зелимхана.

3 января его Астемир Мурдалов пробился на прием к замначальника ВОВД. Он приходил в отдел в сопровождении городского и республиканского прокуроров, военных комендантов Грозного и Чечни, но безрезультатно: Зелимхана не нашли, зато нашли тела нескольких других «исчезнувших».

7 января было возбуждено уголовное дело о похищении человека. Это дело, как тысячи подобных, было бы приостановлено «в связи с невозможностью обнаружения лиц, подлежащих привлечению к ответственности в качестве обвиняемых», если бы с первых дней родителям Зелимхана не помогала Наталья Эстемирова. Она общалась со следователями, искала свидетелей. Через Наталью о деле Мурдалова узнала журналист Анна Политковская. После громких публикаций в «Новой газете» «Кадет» угрожал Политковской, ей были вынуждены дать государственную защиту. На этом этапе к делу подключился адвокат Станислав Маркелов, который затем представлял интересы родителей Зелимхана в суде. Вместе Эстемировой, Политковской и Маркелову удалось довести дело до суда. 29 марта 2005 года «Кадет» получил 11 лет строгого режима за превышение должностных полномочий и подлог.

Защита Лапина безуспешно обжаловала приговор. Уже после убийства Политковской, 27 ноября 2007 года, Октябрьский суд приговор подтвердил.

Сергей Лапин
Фото Анны Политковской для «Новой газеты»
После этого в репортаже для «Новой газеты» Эстемирова написала: «Похоже, Лапин единственный из отряда „хантов" [выезжавшие в Чечню в командировку сотрудники ханты-мансийского управления МВД] понес наказание. Правда, после первого суда объявлены в международный розыск его начальники полковник Минин и майор Прилепин, но что-то никак не удается их найти. Есть люди, которые еще надеются на правосудие. На каждое судебное заседание приходил Алавди Садыков. Бывший школьный учитель прикрывает седыми волосами то место, где было левое ухо. Ухо ему отрезали земляки Лапина и еще несколько месяцев потом издевались над беззащитным человеком. Алавди называет их и по именам, и по фамилиям, и по кличкам, но найти преступников до сих пор не удается».

Адвокаты «Кадета» дошли до Верховного суда, когда защитников Мурдаловых уже не будет в живых — 7 октября 2006 года убили Политковскую, 19 января 2009 года застрелили Маркелова, 15 июля — Эстемирову. Но 26 июля 2011 года Верховный суд подтвердил приговор Лапину.

Срок наказания «Кадета» уже истек. Дело в отношении начальников «Кадета» Валерия Минина и Александра Прилепина было выделено в отдельное производство. В 2015 году они были арестованы, но дело тут же было прекращено «за отсутствием состава преступления», поскольку Минин и Прилепин отрицали свою причастность.

Тело Зелимхана Мурдалова так и не найдено.
Узнать больше
В ходе второй чеченской войны жертвами насильственных исчезновений стали от трех до пяти тысяч человек. Только по четырем делам в России вынесены судебные решения. Кроме дела «Кадета», это дело федерального силовика, который был осужден в 2002 за похищение и убийство в августе 2001 двоюродного племянника Ахмата Кадырова (в прессе об этом не писали, родственники к правозащитникам не обращались). Еще два приговора были вынесены в 2007 году в отношении «кадыровцев». В Страсбурге Европейский суд по правам человека вынес решения более чем по 250 делам о насильственных исчезновениях в Чечне. По многим из этих дел информацию собирала Наталья Эстемирова.

Другие дела об убийстве мирных жителей в Чечне в начале 2000-х годов:

Снос поселка «Шанхай»
Как чиновники хотели оставить без крыши
над головой почти 200 человек
В апреле 2007 года мэрия Грозного в рамках благоустройства города приступила к сносу поселка «Шанхай» (официальное название — КСМ-1) в Заводском районе. В поселке проживало 37 семей (188 человек). Из них 14 имели документы на жилье, остальные поселились самозахватом.

«Шанхай» был типичным поселком для окраин советских городов. Несколько семей бывших рабочих кирпичного завода, проработавших там по 20–30 лет, жили в «Шанхае» с 1960-х. Они десятилетиями стояли в очереди на жилье, но после объявления независимости Чечни эти надежды рухнули. У них выросли дети, которые создали свои семьи и построили новое жилье рядом с родителями. Оформить это жилье было невозможно. При этом все жители исправно платили за газ, воду и электричество, поселок входил в зону ответственности участкового, а дети ходили в ближайшую школу.

Решение о ликвидации поселка принимал мэр Грозного Муслим Хучиев. Городская и районная администрации обвиняли жителей «Шанхая» в самозахвате, в незаконном возведении построек, в антисанитарном состоянии, что во многом было правдой. Но никто и никогда не пытался предоставить жителям «Шанхая» другое жилье, благоустроить территорию, наладить вывоз мусора, за который жители платили налог.

27 апреля около 11 часов утра к поселку подогнали бульдозеры, прибыли полицейские и представители районной администрации. Жители поселка вызвали правозащитницу Наталью Эстемирову.

«Она была настоящей народной заступницей. Узнала, что сносят поселок "Шанхай" в Грозном. На первый взгляд, это не совсем наше — нет ни похищений, ни убийств, ни пыток. Строго говоря, это даже не совсем правовая тема — сносят самострой. Но люди-то остаются без жилья, а с людьми-то так поступать нельзя, надо их защищать. И она со всей страстностью кидалась на их защиту», — рассказывал журналистам член Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов.

Наталья заявила чиновникам, что они не имеют права выселять людей без решения суда. Представители администрации отвечали, что в отношении тех, кто незаконно захватил землю, законы соблюдать не обязательно. Они обвиняли жителей в наркоторговле и притонодержательстве, но Наталья добилась отсрочки сноса до получения судебного решения.

После вмешательства «Мемориала» жителям «Шанхая» выдали участки в поселке Андреевская Долина. Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев выделило 20 временных построек с условием, что администрация района подведет к ним электричество, газ, воду и дорогу и даст кирпич, — хотя бы на фундамент. Несколько молодых семей получили участки без стройматериалов.

Поселок «Шанхай» все-таки снесли два года спустя. В домах к тому моменту остались 11 семей (40 человек). Двоих жителей, пытавшихся протестовать, задержала милиция.
Эстемирова и Кадыров: две встречи
«Со мной в конфликте быть нельзя — тому человеку несдобровать», — Рамзан Кадыров в интервью Анне Политковской, июнь 2004 года
Первая встреча: июнь 2004 года

Корреспондент «Новой газеты» Анна Политковская приехала в командировку в Чечню и остановилась, как обычно, дома у Натальи Эстемировой в Грозном.

Политковской предложили взять интервью у бывшего начальника личной охраны Аслана Масхадова (президент Ичкерии с 1997 года, убит в 2005 году), боевика Шаа Турлаева. Для разговора нужно было ехать в родовое село Кадыровых Центорой (Хоси-Юрт). Наташа полагала, что Анне ехать одной опасно. Человек, который вызвался было сопровождать ее, отказался — и Наташа поехала туда вместе с ней. [Об этой поездке можно прочесть в репортаже в «Новой газете» 21 июня 2004 года; Эстемирова там не упоминается: Политковская из соображений безопасности никогда не называла ее].

Главным собеседником Политковской стал не Турлаев, а Кадыров, бывший тогда вице-премьером правительства Чечни по силовому блоку. Он сходу обрушился на нее, требовал отказаться от некоторых утверждений из ее прошлых публикаций. В какой-то момент Кадыров замахнулся на Политковскую — и Наташа встала между ними. Как рассказывали потом Анна и Наташа, эта встреча произвела на них крайне тяжелое впечатление. Вскоре Эстемирова на несколько месяцев выехала из России.


Вторая встреча: март 2008 года

С 2007 года казалось, что ситуация с правами человека в Чечне улучшается: резко сократилось число похищений людей, руководство республики взяло на вооружение риторику прав человека. «Мемориал» всегда стремился к диалогу с властями. Зимой 2008 года Рамзан Кадыров предложил встречу, и в итоге 22 февраля 2008 года Наташа Эстемирова была назначена сопредседателем грозненского Общественного совета по оказанию содействия в обеспечении прав и свобод человека.

Эстемирова включилась в будничную работу по решению прежде всего социальных проблем горожан. Это были проблемы жизни, а не смерти, — не исчезновения людей, не убийства. Но к ней продолжали обращаться и родственники незаконно задержанных, а Наталья добивалась их освобождения. Вскоре оказалось, что работа правозащитников устраивала власти только в том случае, если не шла вразрез с их линией. Эстемирова успела провести только одно заседание Общественного совета — 28 марта. 31 марта мэр Грозного Муслим Хучиев вызвал Эстемирову во Дворец молодежи. Они беседовали, когда в кабинет внезапно вошел Рамзан Кадыров.

Он обрушился на Наталью с руганью из-за репортажа Леонида Канфера «Исламская эволюция», вышедшего на телеканале «РЕН ТВ». В этом фильме Эстемирова осуждала вводимое в Чечне обязательное ношение женщинами головного платка. Она всегда была против вмешательства государства в частную жизнь. Досталось от Кадырова и «Мемориалу»: тот якобы распространяет ничем не подтвержденные сведения, очерняющие руководство Чечни, а сам он не видит положительных результатов от взаимодействия с правозащитниками. Кадыров снял Эстемирову с поста сопредседателя Общественного совета и посоветовал не посещать подведомственные ему министерства и организации. После этой встречи Наталья снова выехала из России.

В следующий раз Наталье Эстемировой скажут, что Кадыров сильно недоволен ее работой, в начале июля 2009 — за несколько дней до убийства.
Последние дела Натальи Эстемировой
«Не нужно лезть на рожон, время неспокойное: как бы чего не случилось»
По мнению «Мемориала», именно профессиональная деятельность — расследования публичных казней, похищений людей и других грубых нарушений прав человека — стала причиной убийства Наташи.

Утром 7 июля 2009 года в дом Альбековых в селе Ахкинчу-Борзой Курчалоевского района приезжал из соседнего села начальник поселкового отдела милиции Илес. Он спрашивал Ризвана Альбекова, которого не оказалось дома. Илес взял номер его телефона и уехал. В полдень в центре села Джугурты силовики остановили «Ниву», в которой ехали Ризван и его сын Азиз. Милиционер сел за руль, водителя пересадили на заднее сидение. В сопровождении еще одной машины Альбековых увезли из села.

Около полуночи в Ахкинчу-Борзой приехали вооруженные люди в камуфляжной форме. Они покружили по селу и остановились в центре, возле группы молодых людей. Силовики вытащили из машины Ризвана — он был в одном нижнем белье. У Альбекова громко, — так, чтобы молодые люди слышали, — спросили, помогал ли он боевикам. Ризван отрицательно мотнул головой. Силовики несколько раз выстрелили в него, сказав, что так будет со всяким, кто помогает боевикам.

9 июля Наталья Эстемирова сообщила об этой публичной казни в СМИ. Власти заявили, что Ризван Альбеков умер от инсульта. Азиза впоследствии освободили.

«Кавказский узел» опубликовал материал с описанием последних случаев насильственных исчезновений людей и публичных казней в Чечне. Помимо истории Альбековых, Наташа рассказала о делах Зелимхана Хаджиева и Апти Зайналова, похищенных в конце июня.

10 июля руководителя грозненского офиса «Мемориала» Шахмана Акбулатова вызвал к себе бессменный уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев. Он сообщил: Рамзан Кадыров возмущен сообщениями «Мемориала» о нарушениях прав человека в республике: «Нухажиев... подчеркнул..., [что] вопросы лучше решать здесь, на месте [в Чечне]. Уполномоченный считает, что не нужно лезть на рожон; мол, время неспокойное: он боится, как бы чего не случилось. Упомянул про Анну Политковскую, которая, если бы проявляла осторожность и гибкость, продолжала бы жить и работать с пользой дела». Несмотря на этот тревожный звонок, Наталья Эстемирова продолжала работать и передавать информацию в СМИ.

13 июля «Кавказский узел» вновь опубликовал материал о преследованиях родственников предполагаемых боевиков, основанный на информации Эстемировой.

15 июля Наталью Эстемирову похитили и убили.

На суде по иску Рамзана Кадырова к Олегу Орлову, который возложил на президента республики ответственность за случившееся, свидетели защиты подробно обосновывали версию о том, что правозащитницу убили, чтобы прекратить ее работу. Следствие эту версию всерьез не исследовало.

P. S. Одним из последних дел Наташи — делом Зайналова — после похищения и убийства Эстемировой продолжал заниматься «мемориалец» Ахмед Гисаев. За ним началась слежка. В начале августа 2009 года Ахмеда пришлось срочно вывезти из Грозного, а затем — эвакуировать из России.
Made on
Tilda